Таня Соловей и осознанная мода

Вернулись с конференции Creascope: Design Your Life полны новых мыслей и новых идей. Радо делимся тезисами с супер-важной лекции «Экология и этика создания одежды» обозревателя отдела моды и ювелирных украшений Vogue Украина Тани Соловей:

«Какое отношение имеет Мелания Трамп к этической и экологической моде? Никакого! Ее вряд ли пригласят стать лицом ювелирного бренда, для которого золото по этическим стандартам добывается где-нибудь в Мексике (в той Мексике, где ее муж хочет построить огромную стену, оградившись от эмигрантов)».

«Почему на Меланию Трамп ополчилась большая часть прогрессивного человечества, когда ее муж стал президентом? Первые леди США традиционно задавали стиль, вкус и прокладывали новый путь. Джеки Кеннеди научила всех красиво одеваться. Мишель Обама активно поддерживала американских дизайнеров. Мелания Трамп классическая трофейная жена». 

«Первым fast fashion брендом был Benetton. Марка предложила покупателю совершенно новую систему потребления модную и дешевую одежду».

«Fast fashion бренд выпускает коллекции один-два раза в месяц. Ассортимент обновляется так быстро, что, заходя в магазины, каждый раз происходит эффект неожиданности. Именно благодаря феномену «fast fashion» и массовому спросу на дешевую и модную одежду, fashion-индустрия заняла второе место в рейтинге самых загрязняющих планету индустрий и идет после нефтеперерабатывающей. Известно, что нефть главное зло планеты, а как мода, которая была создана исключительно из позитивных соображений, стала «доктором Зло»?»

«Благодаря интернету, за последние 20 лет человечество произвело столько информации, сколько за все время своего существования. С модой происходит примерно так же: с 2000 по 2014 производство одежды увеличилось вдвое и в 2014-м достигло 100 биллионов единиц. Мы физически не можем столько потребить, поэтому часть даже неношеных вещейотправляется на свалку. Стало ясно, что одежда, которая изначально должна была нас украшать, совсем не украшает планету».

«Есть индустрия second hand, которая должна в этом помогать, но в глобальном масштабе она тоже не особо помогает. В некоторых странах третьего мира second hand ведет к экономическим проблемам. С 1980-х годов Африка стала самым большим стоком для секонда. Например, в Уганде 81% текстильной промышленности это second hand. Такого рода подарки цивилизованного мира странам третьего мира приводят к тому, что в этих странах собственная текстильная индустрия падает. Им просто незачем производить собственную одежду. Работает принцип колониального сознания: все, что приезжает из стран белого мира, здесь расценивается по принципу карго-культа».

«В 2013-м году в Бангладеше произошла серьезная промышленная катастрофа взорвалась фабрика по производству дешевой одежды Raha Plaza. 1133 человека погибло, 2500 были ранены. Здесь отшивалось порядка 30 масс-маркет брендов, начиная от Benetton и заканчивая Mango. Основная причина взрыва на фабрике решение достроить четыре этажа для производства одежды. Когда стало понятно, что делать этого было нельзя, и по зданию пошла трещина, нижние этажи эвакуировали, а верхние заставили работать и шить одежду». 

«В странах третьего мира человеческий тред не ценится, а правила трудовой безопастности не соблюдаются. До этого Бангладеш считался самым удобным хабом для пошива дешевой одежды. Средняя суточная оплата рабочих в текстильной индустрии составляла 28 центов. Даже работая по ненормированному графику и даже по выходным, семья не может заработать на достойное проживание». 

«Среднестатистический потребитель покупает на 400% больше, чем 20 лет назад».

«Производство 1 кг ткани генеруют 23 кг парниковых газов».

«На выращивание хлопка расходуется 3% водного ресурса, 25% химикатов и 2% земли, пригодной для возделывания. Если поставить человека в мехе и человека в джинсах и футболке, нужно еще посмотреть, чья одежда причиняет миру больше вреда».

«На производство и носку одной пары джинсов уходит в среднем 2 000 литров воды».

«В процессе машинной стирки полиэстра образуются частицы микропластика, которые составляют до 31% общего загрязнения водных ресурсов, а 35% из них поступают в океан».

«По данным Textile Recycling Association, производство полиэстра с 1980 года с 5,8 млн тонн выросло до 100 млн тонн в 2015″.

«Если к натуральным волокнам добавляются искусственные, такой материал сложнее поддается ресайклингу».

«Сейчас модная индустрия поняла, что ей нужно меняться. Я уверена, лет через 10 говорить о трендах в терминах глянцевых изданий «цвет-силуэт-длина-стилистика» будет не актуально. Главными вопросами станут: кто сделал одежду, как она производилась и насколько процесс производства был ecofriendly».

«Сейчас модная индустрия похожа на всадника, который скачет впереди лошади. Она уже много лет работает по старой схеме, а общая осведомленность покупателя не настолько велика, чтобы бренды не могли продать ни одной вещи, не рассказав, насколько прозрачен был цикл ее производства».

«Дизайнер Стелла МакКартни известна тем, что не только отказалась от натуральной кожей, но и сделала выбор в пользу экологичных материалов. Один из самых захватывающих ее проектов кашемир Re.Verso™. Stella McCartney отказались от покупки чистого сырья и начали работать с обрезками. Они скупают их по всей Италии, а часть прибыли от продажи кашемира переводят на счет организации, которая занимается восстановлением лесов Монголии».

«Формально «кашемир» звучит хорошо. Но ни с чем не сравнимые тактильные ощущения вынуждают рынок производить кашемир в больших объемах. Сейчас кашемировые вещи есть даже в самых демократичных магазинах по вполне доступным ценам, и этот рост производства наносит огромный урон экосистеме Монголии. Пятикратное увеличение поголовья коз уничтожает местные зеленые луга, медленно превращая их в пустыню. Возросшее количество коз начало вытаптывать пастбища, что привело к экологической катастрофе. Стелла Маккартни решила помочь решить эту проблему».

«Бренд Stella McCartney двигатель прогресса в компании Kering. Kering является большим luxury-конгломератом, который также владеет Gucci, Sergio Rossi, Balenciaga и многими другими luxury-брендами. Сейчас компания вводит программу, которая может оценивать, насколько той или иной дизайнерский продукт влияет на окружающую среду. Недавно для Gucci они запустили новый механизм окраски кожи, без содержания тяжелых металлов. Это на 25% удорожило всю технологию, но компания Gucci готова это компенсировать».

«К 2040-му году компания Kering собирается сократить влияние на окружающую среду на 40%. Для этого введут программы, которые позволят на уровне товаров роскоши заниматься контролем того, как конечный продукт влияет на природу».

«H&M второй год подряд поддерживают стартапы с экологической тематикой. Уже два стартапа из Италии получили по 300 000. Первый производство ткани из виноградных косточек и остатков виноделия. При этом ткань выглядит не как «звезда бурлеска», а как хороший коттон. Второй технологический стартап, который придумал микробы, перерабатывающие полиэстер на субстанции, из которых можно делать нитки».

«Сейчас модная индустрия находится в состоянии перепроизводства и неведения, но большие силы направлены на то, чтобы это изменить. Я уверена, что лет через 20 глобальным модным прорывом будет эко-одежда — одежда из виноградных косточек или полиэстер из переработанных пластиковых бутылок, которые плавают в океане. Мы живем в удивительное время, когда люди от показательного потребления приходят к осознанному».

Text by Nastasya Da
не зупиняйся